ON-Line школа Редакционная летучка Как отправить материал? Для СМИ

Спб РОПО «Солдатские матери Санкт-Петербурга» опубликовало в новостном разделе сайта первый выпуск Дневника.

Новая для организации форма информирования общества позволит рассказывать о самых острых проблемах, с которыми обращаются в организацию молодые люди и их близкие.

В Дневнике принципиально не указывается ни одной фамилии военнослужащего по этическим соображениям или в связи с тем, что на момент публикации мы находимся в процессе решения проблемы.

Выпуск опубликован на сайте:

 http://soldiersmothers.ru/novosti/novost/?tx_ttnews[tt_news]=225&cHash=c6d394d7bcadcfca7e79e1c6d6a5156f

 Ссылки публикуются в твиттере
 https://twitter.com/soldiersmothers

И группах «В контакте»: http://vk.com/club11355367,
 http://vk.com/soldiersmothers, http://vk.com/club18201685,

 Выпуск Дневника будет регулярным 2- 3 выпуска в месяц. Следите за > новостями на сайте.

 

Из обращений в организацию за последние пару недель: три случая, когда в результате незаконного призыва и неувольнения из армии военнослужащих, пожилые больные люди и дети остались без помощи.
Неоказание медицинской помощи в армии становится опасным для здоровья и жизни.

В результате незаконного призыва и неувольнения военнослужащих тяжело больные пожилые люди и дети остаются без помощи.

В Лениградской области призвали П. Н., который является опекуном своей пятилетней сестры. Девочка больна, нуждается в лечении. Сейчас за девочкой ухаживает знакомая, которая и сообщила о вопиющем случае. Командование части не желает увольнять молодого человека. О данном факте организация сообщила в соответствующие инстанции.

А. Х. ушел в армию из Пушкина, а дома осталась мама и тяжело больная (лежачая) бабушка. Внезапно умерла мама. Трое суток бабушка лежала в квартире с трупом. Знакомые мамы узнали о случившемся, сообщили А. Х. Он срочно выехал домой. После смерти матери он стал единственным членом семьи, который может ухаживать за бабушкой. Соответственно его должны досрочно уволить по социальным основаниям. Однако несмотря на законные основания для увольнения воинская часть отказалась это делать, потребовала, чтобы А. Х. ехал в часть и там решал вопрос. Не ясно, правда, на кого он должен оставить лежачую бабушку.
Ни прокуратура, ни воинская часть не берут на себя решить вопрос.
В ближайшее время А. Х. обратится в военную комендатуру в Спб.

А. М., призванный из Всеволожска, Ленинградской области проходит службу в Калининграде. Дома осталась бабушка и 14-летний брат. Недавно у бабушки случился инсульт. Сейчас парню надо срочно вернуться домой, оформить опекунство над братом и ухаживать за бабушкой. Однако командир не отпускает его в отпуск по семейным обстоятельствам, справедливо опасаясь, что обратно в часть боец уже не вернется. Организация «Солдатские матери Санкт-Петербурга» уже направила в соответствующие инстанции заявления. Пока же бабушке помогают знакомые, а брат-подросток ждет, когда вернется домой его старший брат.

Неоказание медицинской помощи приводит к потере здоровья.

Р. А. незаконно призван из Липецка с серьезным заболеванием ноги. Из Псковской области, где проходил службу, был прикомандирован на полигон «Ашулук» в Астраханской области, где работал на разгрузке снарядов.
Тяжелый физический труд привел к ухудшению состояния здоровья. Несмотря на жалобы, Р. А. долго не направляли в госпиталь. Тем временем, у него развился некроз колена и он не мог ходить. Только после вмешательства организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» молодого человека удалось направить в госпиталь.

Неоказание медицинской помощи становится пыткой и доводит молодых людей до отчаяния.

В. С. был призван и вскоре заболел. Присягу принимал в госпитале. Не долечив, его выписали в часть, где вновь поднялась температура.
Поехали на стрельбище. После тренировки к нему подошел старший лейтенант Ш. и спросил В. С., чем он болеет. В. С. ответил, что болеет пневмонией.
Лейтенант сказал: «Я тебе помогу» и приказал встать к дереву на колени и лицом к нему. В. С. выполнил приказ. Лейтенант зарядил в АК‑74 боевой патрон и спросил В. С.: «Куда тебе стрелять?». В. С., испугавшись, промолчал. Лейтенант навел на него оружие и в таком виде простоял около 10 секунд, потом сказал В. С., чтобы тот встал, и перезарядил автомат, чтобы патрон выпал и ушел.
Уже примерно через две недели В. С. госпитализировали в госпиталь с диагнозом пневмония.
После выписки В. С. пошел докладывать о своей выписке старшему лейтенанту Ш…
Тот стал угрожать В. С. «Если еще раз обратишься в мед. службу, то попадешь в 3% смертности, на учениях под танком умрешь, передавят гусеницами». Военнослужащий срочной службы позвонил психологу в/ч и спросил, что ему делать, рассказал, что часто болеет. На следующий день у В. С. снова поднялась температура до 38 градусов. В страхе за свою жизнь из-за угроз лейтенанта С. В. не обратился за медицинской помощью.
Состояние здоровья В. С., по его словам, продолжало ухудшаться (он чувствовал слабость, головокружение, ломило кости и мышцы рук) и уже тогда он понял, что что‑то сделает с собой, чтобы ему оказали медицинскую помощь, т. к. обратиться за ней боялся, а терпеть симптомы болезни уже не мог. Всех отправили на стрельбище, где отсутствовал медицинский персонал.
Однажды, во время занятий, В. С. снарядил магазин, отошел за здание учебного класса и произвел выстрел в большой палец правой ноги. Долгое время ему не оказывали медицинской помощи, угрожали уголовным преследованием.
В. С. отвели в госпиталь, где его осмотрел хирург и ему перевязали ногу.
В. С. поместили одного в палату, закрыв дверь на ключ, а окна в палате были с решетками. В. С. отмечает, что вызвать медицинский персонал, в случае ухудшения состояния, ему было бы крайне сложно.
После выписки из госпиталя В. С. вернули в часть. После этого сослуживцы дважды стукнули его головой об стену. Лишь после обращения организации его поместили в мед. роту. Вопрос о комиссации его пока не решен.
По словам В. С. во время службы его постоянно упрекали сослуживцы в том, что он часто болеет, обзывали. В расположении роты, в которой служит В. С., нет горячей воды. Так же В. С. отмечает, что периодически им давали мало времени на обед (6 минут). Во время службы, прапорщик заставлял В. С. вырывать траву вместо выполнения обязанностей воинской службы согласно присвоенной учетно-воинской специальности (траву он вырывал за территорией в/ч, около оружейных складов, примерно 500 метров от в/ч, перчатки не

Елена Попова.